Как доказать реальность сделки

Страны и места

Позиция налоговых органов в отношении фактов фиктивности сделок. Доказывание фиктивных сделок и операций налоговым органом.

Итак, подобрав необходимую доказательственную базу, налоговые органы принимают решение о наличии или отсутствии фиктивных сделок в составе хозяйственных операций компании налогоплательщика.  Если налоговая все же усмотрит факт совершения налогоплательщиком фиктивной сделки, перерасчета налоговой базы такому налогоплательщику не избежать.

При этом следует учитывать, что по налогу на прибыль для целей налогообложения не учитываются расходы по фиктивным сделкам и операциям, а по НДС следуют отказы в возмещении сумм налога, перечисленного в составе платежей по таким фиктивным сделкам (операциям). В результате налогоплательщик, совершающий фиктивные операции, все равно нарвется на доначисление пени и штрафов.

https://www.youtube.com/watch?v=upload

Самым негативным последствием для налогоплательщика, увлекающегося фиктивными сделками и операции на протяжении нескольких отчетных периодов является то, что при сумме недоплаченных налогов за три года подряд свыше двух миллионов рублей, налоговики не раздумывая передают такие материалы в правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела.

Поэтому решить подобную проблему  можно, пожалуй, двумя способами: первый – добровольно оплатить сумму недоплаченных налогов в полном объеме, второй – добиваться через суд признания актов налоговых органов незаконными. Сразу стоит отметить, что при выборе второго способа решения проблемы с фискалами, налогоплательщик должен быть готов опровергнуть все выдвинутые к нему аргументы налоговиков.

Теперь рассмотрим самые распространенные признаков фиктивности сделок и хозяйственных операций, с позиции налоговых органов:

  • Отсутствие контрагента по юридическому адресу, регистрация контрагента по адресу массовой регистрации;
  • Отсутствие ресурсов для выполнения контракта (складов, оборудования, товаров и т.п.);
  • Неуплата контрагентом налогов в бюджет либо их минимальная уплата;
  • Показания руководства контрагента;
  • Экспертное заключение;
  • Транзитный характер движения денежных средств;
  • Признаки цикличного движения денежных средств;
  • Признаки нелегального вывода денежных средств.

Налоговой службой РФ уже написано несколько официальных писем  с рекомендациями, судебной практикой, участниками которой являются  недобросовестные  контрагенты, либо контрагенты с явными признаками недобросовестности и т.д. Именно из подобных писем ФНС России согласно представленным рекомендациям можно узнать при каких обстоятельствах к компании налогоплательщику налоговая инспекция обоснованно может предъявлять претензии, а при каких нет (см. Письмо ФНС России от 23.03.2017г. № ЕД-5-9/547@, Письмо ФНС России от 12.05.2017г. № АС-4-2/8872).

Учредителями спорного контрагента были три юрлица. Налоговики их проверили и обнаружили сомнительные признаки. Руководители и участники этих компаний были массовыми. Адреса регистрации юрлиц тоже. Так же отсутствовали персонал, недвижимость, земельные участки, технические и материальные запасы. Налоговую и бухгалтерскую отчетность организации представляли с минимальными показателями.

Компания не согласилась с решением налоговой инспекции. В апелляционной жалобе она указала, что претензии к учредителям поставщика не имеют никакого отношения к спорным сделкам. То, что учредители спорного контрагента не могли вести деятельность из-за отсутствия материальных ресурсов, ничего не доказывает.

Фиктивная сделка

В ходе проведения мероприятий налогового контроля (проверочных мероприятий) в отношении налогоплательщика, налоговый орган может прийти к выводу о совершении проверяемым лицом фиктивных сделок или хозяйственных операций с определенным кругом контрагентов. Что же сегодня под фиктивной сделкой понимают налоговые органы?

Как доказать реальность сделки

С позиции налоговиков, фиктивная сделка – это сделка, совершенная налогоплательщиком без преследования какой-либо хозяйственной цели. Иными словами, это сделки или иные хозяйственные операции, которые совершены налогоплательщиком и его контрагентом исключительно с целью снижения налогооблагаемой базы.

Такие выводы налоговиков довольно чреваты для налогоплательщиков и могут привести к очень серьезным последствиям – доначисление налогов, пени, начисление штрафов, порой приравненных по размеру к годовой выручке компании налогоплательщика. Самым неблагоприятным для налогоплательщика исходом может послужить передача материалов налоговой проверки в следственные органы для возбуждения уголовного дела по фактам намеренного уклонения налогоплательщика от уплаты налогов и сборов.

Еще по теме  Интересные места в Питере для молодежи детей прогулок туристов бесплатные места

При этом если сам налогоплательщик осуществляет свою деятельность на абсолютно легальных условиях, это не значит, что к нему не могут быть предъявлены обвинения по фактам нарушения налогового законодательства, поскольку в группу риска также могут попасть те компании, чьи контрагенты уже находятся на так называемой «галочке» у налоговиков как контрагенты, замеченные в фиктивных сделках с иными лицами.

Претензии к учредителям поставщика не имеют отношения к спорным сделкам

Налоговики проанализировали банковские выписки спорного контрагента. В результате анализа они выявили, что все деньги, которые поступали на расчетный счет, контрагент перечислял в адрес компании с признаками однодневки. Инспекторы назначили встречную проверку, но сомнительные организации не представили никаких документов.

На этом основании фиксалы сделали вывод, что сделки по поставке ТМЦ нереальны, так как эти юрлица не могли поставлять товар контрагенту. Их банковские выписки не подтверждают закупку товара. Следовательно, товар контрагенту они не отгружали, а последний, в свою очередь, не отгружал его налогоплательщику.

Компания получила акт проверки от налоговиков, где они указали, что спорный контрагент не перечислял зарплату персоналу, арендные и коммунальные платежи. Тогда проверяемый налогоплательщик обратился к поставщику за разъяснениями. Тот представил копию договора аренды и банковские выписки, в которых отражены арендные платежи и прочие хозяйственные расходы.  Так же штатное расписание и приказы о передаче менеджерам контрагента права подписи. Все документы компания приложила к апелляционной жалобе.

Так же в ходе проверки налогоплательщик представил налоговикам пакет документов, который подтверждает, что компания проявила должную осмотрительность при выборе поставщика. Там были  заверенные копии устава, свидетельств о госрегистрации и постановке на учет, приказов на право подписи документов и т. д.

Вдобавок общество представило внутреннее положение по проверке добросовестности контрагентов, а также лист проверки по спорному поставщику, в котором были подписи юриста, бухгалтера и менеджера. Этот документ подтверждал, что различные службы компании проверяли поставщика, перед тем как начать с ним работу и подписать договор.

Методы выявления фиктивности сделок и хозяйственных операций налогоплательщиков

Как доказать реальность сделки

Так, в процессе проведения проверочных мероприятий или камеральных налоговых проверок налоговики осуществляют проверку контрагентов налогоплательщика на признаки «фирмы-однодневки» или их фигурирование в ином реестре компаний, осуществляющих «серую» деятельность (более подробно о «фирмах-однодневках» можно узнать из нашей статьи «Ответственность за регистрацию «фирм-однодневок» и за внесение ложных сведений в ЕГРЮЛ», в которой мы раскрывали понятие «фирм-однодневок» и указывали какие действия предпринимают налоговые органы в отношении «фирм-однодневок»).

Если у проверяемого налогоплательщика будут выявлены подобные контрагенты, налоговые органы запускают в отношении такого налогоплательщика комплекс проверочных мероприятий, направленных на сбор доказательственной базы, подтверждающей фиктивность сделок, совершенных налогоплательщиком с такими контрагентами. В таких случаях действия налоговиков могут выражаться в следующем:

  • осмотр помещений юридического лица и его контрагентов.В ходе осмотров налоговыми органами выявляются факты нахождения налогоплательщика по своему юридическому адресу, наличия или отсутствия необходимых для исполнения фиктивной сделки площадей, оборудования, товаров, транспорта и т.п., а также наличие на рабочих местах директора компании налогоплательщика и сотрудников.
  • опросы очевидцев.Должностные лица налоговых органов зачастую  подкрепляют свои доводы показаниями очевидцев. В таких случаях  налогоплательщику следует обратить внимание на идентификацию лиц, дающих какие-либо показания в отношении проверяемого налогоплательщика. Часто в протоколе осмотра должностные лица налоговых органов допускают ошибки в составлении протоколов, указывая в нем лишь обобщенную формулировку, к примеру: «со слов сотрудников других (соседних) организаций, о проверяемом юридическом лице они ничего не слышали (не знают)».
  • допросы свидетелей.Протоколы допросов свидетелей также являются одним из доказательств, которые в совокупности могут подтвердить правовую позицию фискалов. Поэтому, налогоплательщику, намеревающемуся оспорить решение налогового органа в судебном порядке предварительно рекомендуется изучить подобные документы.
  • осмотры, оперативные/следственные мероприятия, проводимые правоохранительными органами.При наличии признаков налоговых или других правонарушений в офис компании налогоплательщика могут быть направлены сотрудники правоохранительных органов. В таком случае может быть проведен совместный рейд с налоговой инспекцией, либо только по инициативе правоохранителей. 
  • получение сведений из банков.В ходе проведения такого рода проверочных мероприятий налоговики проводят анализ банковских операций налогоплательщика и его контрагентов. Причем данный анализ может коснуться и контрагентов следующих звеньев из общей цепочки взаимоотношений контрагентов с налогоплательщиком. Здесь налоговики выявляют цепочку циркуляции денежных средств, перехода денежных средств на счета аффилированных компаний, вывода средств или их обналичивание через «фирмы-однодневки» либо на счета зарубежных компаний (офшор).

Если по вопросу фиктивности сделок сегодня обратиться к судебной практике, то можно увидеть, что суды уже не раз обращали внимание налоговиков на то, что за недобросовестность контрагентов второго и последующего звеньев не должен нести ответственность налогоплательщик. По мнению судов, к проявлению налогоплательщиком должной осмотрительности недобросовестность всех задействованных в цепочки операций контрагентов не относится, поскольку компания, в частности каждый налогоплательщик юридическое лицо, должен убедиться только в добросовестности своего непосредственного контрагента – партнера по сделке (см.

Еще по теме  Достопримечательности г. Рыбное и Рыбновского района Рязанская область

Как указывают суды, если факт реальности операций подтвержден, бесполезно ссылаться на самые популярные признаки «фирм-однодневок», признаки аффилированности налогоплательщика и контрагента, ссылки налоговиков, что руководитель и учредитель контрагента относится к категории «массовых» в виду того, что одновременно является руководителем и учредителем еще в нескольких компаниях, на то, что адрес местонахождения юридического лица, указанный в учредительных документах является адресом «массовой» регистрации и последний фактически не находится по указанному адресу, суд правомерно признал необоснованной, поскольку все эти факты, как адрес «массовой регистрации», представление контрагентом бухгалтерской и налоговой отчетности с «нулевыми» показателями, не представление справок по форме 2-НДФЛ, документов в соответствии со статьей 93.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

Но не смотря на это, суды не раз занимали сторону налоговых органов, в налоговых спорах, когда компания налогоплательщик в качестве доказательства проявления им должной осмотрительности при совершении сделки была предоставлена лишь выписка из ЕГРЮЛ и учредительные документы контрагента по сделке. И как говорится, на ошибках учатся, налогоплательщики стали лично осматривать помещения и склады своих контрагентов, знакомиться с их сотрудниками, сохранять рабочую переписку в электронных почтовых ящиках и т.п.

И, кстати говоря, с участием одного из таких смекалистых налогоплательщиком даже усматривается свежая судебная практика, в деле, где доказательством проявления должной осмотрительности и действительности заключенного договора послужил лист согласования к договору, который содержал в себе сведения о контрагенте включая Ф.И.О.

представителя контрагента, его контактный телефон, адрес электронной почты и занимаемой должности. Чтобы получить «зеленый свет» на заключение договора, в этом документе должны были стоять подписи главного механика, заместителя генерального директора по финансам, юрисконсульта, главного инженера и главного бухгалтера (см. Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 26 мая 2017 года № Ф09-2274/17 по делу № А50-16250/2016).

Фото

Помимо выше приведенного, есть еще один пример, это Постановление АС Поволжского округа №Ф06-21881/2017 от 03.07.2017г. по делу №А12-49524/2016, в котором суд указал, что доводы налогового органа об отсутствии у контрагентов в собственности какого-либо недвижимого имущества, собственного транспорта и сотрудников, о фиктивности заключенных налогоплательщиком сделок с сомнительными контрагентами не свидетельствуют, поскольку не исключают возможности привлечения транспортных средств, имущества, работников по договорам аренды, аутсорсинга, гражданско-правовым договорам и т.п.

Также относительно фактов фиктивности совершенных налогоплательщиком сделок суды отмечают, если у налоговых органов нет иных доказательств нереальности сделок, кроме, как показания контрагента налогоплательщика, доводы сотрудников налоговых органов судом не могут быть приняты. В одном из таких дел суд указал налоговой службе, что факты о фиктивности совершенной налогоплательщиком сделки нужно исследовать комплексно.

При этом суд правомерно указал налоговикам на то, что  установленные в ходе контрольных мероприятий факты, в том числе относительно подписания спорных договоров со стороны контрагента лицом, отрицающим их подписание, при установлении судом факта исполнения договоров, оказания фактических услуг обществу, проявления обществом должной осмотрительности не являются безусловным основанием полагать, что налогоплательщиком получена необоснованная налоговая выгода (см. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 мая 2017 года по делу № А40-208019/2016).

Еще по теме  Страховка от невыезда за границу Что это включает цена сколько стоит виды отзывы где купить

Равно как и противоречивая информация или ошибки в первичных бухгалтерских документах налогоплательщика не исключают реальность совершенных им операций (см. Постановление Арбитражного суда Поволжского округа № Ф06-20557/2017 от 30.05.2017г. по делу №А12-38366/2016, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18.07.2017г. по делу № А67-4937/2015).

В завершении отметим, что в первую очередь, налогоплательщикам все же необходимо здраво подходить к вопросу налоговой экономии. Надеяться на применение судом принципа презумпции невиновности в отношении налогоплательщика либо истолкования в пользу налогоплательщика всех неточностей и неясностей также не стоит.

На сегодняшний день суды применяют всем известную доктрину «баланса частных и публичных интересов». Это означает то, что если компания налогоплательщик  будет заподозрена в фиктивности сделок или каких-либо хозяйственных операций, то именно самой компании налогоплательщику придется доказывать свою добросовестность и действительность совершенных сделок и операций.

Наталья Нагорнова

Именно поэтому при заключении договоров стоит добросовестно и как можно подробнее проверять информацию о контрагентах и желательно фиксировать процесс ее сбора. О том, как сегодня проявить должную осмотрительность при совершении налогоплательщиками сделок с новыми контрагентами, можно ознакомиться в нашей статье «Должная осмотрительность налогоплательщика в 2017-2018 году».

Деловая переписка и показания сотрудников  подтвердили реальность сделок

В ходе допроса менеджер компании пояснил, что ему не известно местонахождение поставщика, и что, он никогда не встречался с его представителями. Общался менеджер с сотрудниками контрагента только через электронную почту или по телефону. Те лично оформлял заявки на поставку товара, руководитель компании их не утверждал и не подписывал.

Налоговики допросили бывшего сотрудника налогоплательщика, так как выяснили, что именно он изначально общался со спорным контрагентом. Но бывший работник не подтвердил заключение договора с поставщиком то, что он был контактным лицом, поскольку прошло слишком много времени. УФНС указало в решении по апелляционной жалобе, что действующие и бывшие должностные лица организации подтвердили взаимоотношения со спорным поставщиком. Так же, что оформление заявок и порядок документооборота соответствует обычаям делового оборота.

Спорный контрагент был одним из основных поставщиков налогоплательщика в проверяемом периоде. Искал поставщиков отдел закупок. Сотрудники отдела выбирали организации, которые предлагали самые выгодные условия продаж и спорного контрагента они выбрали, потому что он предлагал наилучшую цену. Этот факт доказывают прайс-листы остальных поставщиков аналогичного товара. Налогоплательщик перестал сотрудничать со спорным контрагентом, так как появилось более лучшее предложение.

В акте проверки налоговики заявили, что налогоплательщик не представил им деловую переписку со спорным контрагентом. Электронная переписка к такой не относится. Из текста переписки налоговики заметили, что компания общалась с другим юрлицом, а не со спорным контрагентом. А это доказательство в пользу нереальности сделок с ним.

Далее проверяемая компания представила счета-фактуры и товарные накладные, выписанные в адрес покупателей, которые приобрели спорный товар. Это еще раз подтверждает реальность приобретения товара у контрагента.

О недостоверности подписей в первичных документах компания знать не могла

Налоговики назначили почерковедческую экспертизу документов по спорным сделкам. Эксперты установили, что достоверно подлинные только подписи у одного из десяти менеджеров. Остальные подписи указанным лицам не принадлежат. Следовательно, счета-фактуры и товарные накладные от имени контрагента подписали неустановленные лица.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcreatorsru

Проверяемая компания инициировала повторную почерковедческую экспертизу и выяснила, что первая процедура проведена с нарушениями. А значит, фиксалы не вправе оперировать ее выводами. Налогоплательщик приложил к апелляционной жалобе копию паспорта руководителя контрагента. Его подпись визуально совпадала с подписью в приказе и в других документах.

Вышестоящая инспекция также подтвердила, что подписи менеджеров в приказе и в документах визуально идентичны. Налогоплательщик не знал и не мог знать о пороках подписей, и не обязан проводить экспертизу документов. Этот факт подтверждает и судебная практика (определение ВАС РФ от 08.08.13 № ВАС-10423/13, постановления ФАС Московского от 05.03.

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

12 № А40-69750/10-111-346, Уральского от 16.10.13 № Ф09-11085/13, Центрального от 14.03.13 № А48-1141/2011 округов). Так же недостоверность счетов-фактур не может самостоятельно в отсутствие иных фактов и обстоятельств стать безусловным основанием для доначислений (постановление Президиума ВАС РФ от 20.04.10 № 18162/09).

Оцените статью
Море зовет
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.